March 24th, 2014

Алетиометр-2

Инженер



Инженер тяжело вздохнула и схватилась руками за голову. Уже восемь вечера, работы тут ещё море, а, меж тем, надо было успеть ещё и обычную, ежедневную рутину сделать, до заката.

Равноденствие, всё-таки.

Нет, ну, в принципе, луна-то на небе светила, закат закатывался. И даже межпланетные корабли рассекали бесконечную космическую пустоту. Но Равноденствие — это Равноденствие, и надо быть точным до минуты.

Лампочка мерцала над кульманом, от вспышки к вспышке рискуя погаснуть совсем. Как, честно говоря, и весь домашний генератор, который последние недели буквально дышал на ладан. И это тоже раздражало Инженера, и наверняка сказывалось на производительности труда. Но когда всё валится из рук — едва ли задумаешься, почему именно оно валится.

Да и творческие люди редко бывают внимательны к досадным мелочам, а зря.

Вот и сейчас, в нервной усталости ходя из стороны в сторону по этому подвалу, девушка и не думала о том, что нужно просто отвлечься, переключиться на что-нибудь другое. Совсем другое. Вообще не по работе. А не то снова замкнутый круг, из которого не сразу и выберешься. Замкнутый точь-в-точь как это нервное передвижение туда-сюда.

Инженер снова взяла карандаш и линейку, и, с силой приложив их к ватману, хотела было всё же продолжить работу над чертежами, как лампочка мигнула в последний раз и с глухим треском погасла окончательно.

Карандаш выпал из рук, девушка беззвучно прокричала проклятия в адрес всего на свете и поднялась из подвала в дом. Ещё одну найти? Взять фонарик? Да, чёрт возьми, сколько можно?!

Инженер потёрла красные глаза и, снова тяжело вздохнув, взяла с тумбочки в прихожей пару часов как остывший кофе и, в совсем хмуром настроении, пошла на второй этаж дома, в комнату с другим рабочим столом и лэптопом. Там всё уже было не то что готово к работе — успело остыть, как этот же самый кофе. Отвлекшись «на пару минут» на чертежи, девушка не заметила, что пролетело как-то совсем много, неприлично много времени, а та самая рутина как стояла — так и стоит. Сама ведь не сделается.

Восемь вечера…

Collapse )