Tales don't tell themselves (chasoslov) wrote,
Tales don't tell themselves
chasoslov

Трик



Сгущались сентябрьские сумерки. В окнах близлежащих зданий загорались огни и задёргивались глухие шторы — в этих краях ночь была особенно светлой. Обилие вывесок, фонарей, фар — да и тех же квартир и офисов — делали своё дело. Но пока что иллюминация работала не в полную силу, так что сумерки всё-таки сгущались над улицами, а первый по-настоящему осенний ветер свистел по ним похлеще иных февральских вьюг.

Шэйд, бывший промальпинист в кожаном плаще и с выбритыми висками, сидел в баре-ресторане на первом этаже одного из здешних бизнес-центров, пил третий бокал грога, курил одну за другой сигареты и смотрел в окно. В небе мерцали тусклые звёзды и сверкали ослепительно-разноцветные орбитальные маяки и станции. А на земле порывы ветра срывали первые пожелтевшие листья с деревьев, бесчисленный поток машин мчался в неизвестность по многоэтажным развязкам… Поезда то и дело проносились по эстакадам.

Оживлённый район, вечер. Обычная картина.

Поудобнее устроившись на своём диване, Шэйд сделал глоток напитка и глубоко затянулся сигаретой. В отличие от улицы, в ресторане почти не было народу. Странно, но такое тут действительно иногда случалось, потому-то Шэйд и появлялся в этом месте примерно раза в ноль-целых-одну-десятую чаще, чем в сотне других забегаловок этих краёв.

В самом деле, какая радость пить свой коктейль и смотреть на осенние сумерки, когда вокруг ещё толпа каких-то людей? Никакой. А так…
— Хэй, альпинист, тебе нормально? — крикнул бармен из-за стойки.
— А?
— Свет ещё не…?
— А, не… — не оборачиваясь, Шэйд изобразил отрицательный жест, но бармен всё равно усилил тонировку стёкол.
— Ладно, пусть будет. Ночью большая компания столики заказала, потом чтобы не морочиться.
Шэйд выпустил струю дыма в потолок и обернулся к бармену.
— Ну вот, ты закрыл мне обзор.
— Ты на что-то смотрел?
— А то как же. Через дорогу, там, далеко, на дом обращал когда-нибудь внимание?
Бармен машинально присмотрелся, но разглядеть через сочетание тонировки и буйной иллюминации ничего не смог.
— А там дом какой-то?
— Ну да. Обычный, старый, многоквартирный дом. Всякие небогатые люди снимали раньше. Что сейчас — не знаю даже. Судя по роскошному капитальному ремонту — небогатым делать там уже нечего.
— И к чему ты всё это?
Шэйд сделал последний глоток и удручённо посмотрел на пустой бокал.
— А давай так — ты мне ещё один, а я тебе сказку на ночь расскажу.
— Мне ещё за твои сигареты как бы штраф платить не пришлось, а ты — «ещё один».
— Это риск, мой друг. Святое дело. — Шэйд закурил новую сигарету. — Ну я получу свой грог?
Бармен иронично усмехнулся, но через пять минут перед Шэйдом стоял новый бокал.
...
...
Трик проснулся от ослепительно яркого света, оглушительного грохота, мощного удара головой об стену и подозрительного звона любимого ножа в сантиметре от виска.

За ножом последовали чашка, кроссовки, колонки, ноутбук, коробки, снаряжение…

Догадавшись, что вокруг происходит что-то не то, опытный трейсер Трик поддался интуиции, в считанные секунды вычислил самое безопасное место в комнате, одним прыжком переместился туда и сгруппировался.

А вокруг всё продолжало куда-то валиться и грохотать. И ослепительно яркий свет лился в комнату без устали, заполняя всё пространство равномерным слоем, будто водопад.

При этом, угол проникновения лучей менялся. Менялся довольно заметно. Так заметно, что Трик наконец понял — дом, чёрт возьми, ПАДАЕТ.

Но не успела эта мысль осесть в голове, как сгруппировавшийся Трик сам оторвался от земли и подлетел вверх метра на два.

Дом падал — и упал.

Спустя мгновение упал и Трик. Упал и растянулся на том, что ещё пять минут назад было стеной, а теперь неожиданно стало полом. Полом, на котором еле живое тело тяжело дышало в полуобморочном состоянии.

Что ж, по крайней мере интуиция не подвело — тело было всё-таки живое.
...
...
Трик очнулся спустя какой-то промежуток времени. Не очень большой, судя по всему. Очнулся, с трудом продрал глаза и попытался, наконец, понять, что же происходит, в самом деле. Голова безумно болела, ушибленные конечности — того сильнее. В ушах звенело, а перед глазами всё плыло и было будто в тумане. И этот туман сам был будто в двойном тумане клубов песка и пыли, окутавших всё вокруг.

Поморгав, Трик присмотрелся — перед глазами, помимо тумана и клубов пыли, было окно. На потолке — окно. Теперь на потолке его чёртовой комнаты было это чёртово окно. Сквозь которое, как в колодец, продолжал литься водопад всё того же ослепительного света, который равномерно окутывал и пелену во взоре, и клубы пыли, и самого Трика, и осколки стекол, выбитых из рамы при падении.

В комнате было так ярко, что почти ничего не видно.

И всё же, кое-что можно было заметить. Дверь — которую тоже вынесло вместе с петлями — теперь располагалась у самого пола, и войти в неё было уже нельзя — только вползти. Изо всех сил щурясь, Трик присмотрелся к дверному проёму — рисковые люди нашлись, они правда ползали по плоскому коридору, стараясь не провалиться в чужие двери. А из чужих дверей доносился чей-то плач, чьи-то стоны, чей-то отборнейший мат…

Трик снова перевёл взгляд на окно. Казалось, свет становился всё ярче и «осязаемее», Трик чувствовал его практически своей кожей.

А вокруг — штукатурка продолжала осыпаться со стен, а сами стены продолжали глухо идти глубокими трещинами. Непонятно, насколько безопасно оставаться здесь дальше. Наконец, тяжело вздохнув, глядя на обломки своих вещей, Трик, опираясь на стенку, всё-таки нашёл в себе силы подняться на ноги.

Чуть не свалившись в ту же секунду, он прислонился спиной к стене и отдышался. Голова кружилась, перед глазами стояла всё та же пелена, клубы пыли и штукатурки, и ослепительный свет. Туман, пыль, свет. Туман, пыль, свет. И никакой окружающей реальности. Надо хотя бы пэйнкиллеров достать…

Так и не дойдя ни до каких таблеток, а тупо простояв неизвестное время в прострации, Трик снова очнулся — на этот раз услышав голоса, доносившиеся из окна. Судя по всему, это были строители. Нет, точно строители. Трик сам был не чужд этой сферы и, своего рода коллег, узнавал безошибочно.

А раз строители — значит они уже что-то там предпринимают, верно?

Несмотря на полную раскоординированность своих движений, пелену и раздвоение во взоре, и так далее, и так далее, Трик ни секунды не сомневался, чего он хочет — а хочет он прыгнуть в это окно и поговорить с этими строителями.

Опытный трейсер закрыл глаза, вдох-выдох, предельно возможный разбег…

иии! — ящик!

иии! — кровать!

иии! — рама!

Руки мёртвой хваткой вцепились в раму, а вот сил подтянуться на них — уже не было.
...
...
— Дай руку!
Трик снова вернулся из небытия. Руки затекли напрочь, он их не чувствовал — но мёртвую хватку затёкшие руки всё так же продолжали держать.
— Дай руку, кому говорю! — повторил огромный мужик в каске.
Трик промычал что-то невразумительное. Прорычав в ответ, строитель закатал рукава и сам сделал всю непростую работу. И в следующую секунду, Трик с бешеной яростью тёр затекшие ладони, сидя уже на стене. То есть, крыше.
— Ну и чего? — строитель не был особенно разговорчив.
Трик посмотрел на строителя, а потом вообще осмотрелся. Вокруг было бескрайнее поле окон, над которым поднимались на километры вверх всё те же клубы пыли и штукатурки. Ярко-оранжевое солнце дрожало сквозь раскалённое марево, а его лучи пронзали даже эту плотную пылевую завесу. Сильнее всего это напоминало марсианский пейзаж до земной колонизации.
Трик глубоко вдохнул — и зашёлся в судорогах кашля. Строитель почесал каску, вид его становился всё более недовольным.
— Ну. И. Чего?
— А? — Трик посмотрел на строителя так, будто он только что здесь появился.
— ЧЕГО НАДО?
— А… Ну я это… *кашляет* Комнату… вот эту вот снимаю. Снимал. Снимаю. Не знаю, в общем. *кашляет*
— Ну и чего?
— Ну и вот я… *кашляет* ДА ЧЁРТ!
— Вообще-то тут опасно. Эвакуация вон, если что. — строитель всё-таки не был настроен на продолжительный диалог. — Там вон группа медиков.
Трик покачал головой и попробовал дышать через ладонь.
— Оперативно… А что тут вообще произошло-то за катастрофа?
— А, ну, это ты не у меня спрашивай, а у прораба, если хочешь. Вон там стоит. Он знает. А нас с мест посдёргивали, ничего самим не объяснили.
— Хорошо, спасибо… Спасибо за помощь.
Строитель кивнул и пошёл по своим делам. Трик посмотрел на прораба. Он вертел в руках схемы и выглядел довольно занятым. Но он занят, а Трик через пять минут вообще, скорее всего, отрубится уже надолго, так что… Пошатываясь, он медленно пошёл к прорабу. В глазах всё так же троилось, голова кружилась во все стороны, раскалённая штукатурка и пылающий воздух обжигали слизистые…
— Мать твою, не падайте на меня! — с чувством заорал прораб, когда Трик в самом деле чуть на него не свалился.
— Ох.
— Медики вон там.
— Нет-нет. Мне вы нужны.
— Я? — прораб поправил очки и скептически посмотрел на Трика.
— Вы. Что тут… чёрт возьми… произошло?
— Произошло? Дом не выдержал лучей света. Всё нормально.
Трик даже не стал ничего спрашивать, просто выразительно поднял брови.
— Всё нор-маль-но, говорю вам. Штатная ситуация. Слишком яркий свет, слишком жаркая погода… Когда первые лучи утренней зари легли на восточную стену этого дома — а он старый и давно не ремонтировался, скажу я вам — то каркас не выдержал таких нагрузок, дом накренился, а потом упал. Не самый простой случай, конечно, но сколько раз я с таким сталкивался — вы даже не представляете.
— А потом? — Трик чувствовал, как ноги перестают его слушаться, глаза перестают различать последние очертания окружающего мира, а звон в ушах становится монотонным белым шумом.
— Что? Вон видите — бригада монтирует крюки. Как упал — так и поднимем. На тросах из солнечного света. Самое надёжное и простое в такой ситуации. До сумерек бы управиться, а то ведь до утра ждать придётся, из графика выйдем… Эй, эй, с вами всё нормально?
— Не очень… Сотрясение, кажется… Позовите врачей… И скажите хозяину, что за этот месяц платить не буду… — выдавил из себя Трик и плавно грохнулся в бессознание.
...
...
— Ну в больнице его обработали, вечером он вернулся забрать своё барахло — ну, то, что от него осталось — тщательно уложенное под брезентом, и, кто бы мог подумать — дом как лежал, так и лежал, ни на дюйм с места не сдвинулся. Прораб стоял наверху и в неистовстве орал на бригаду, а бригада…
Шэйд потушил сигарету, допил свой грог и оборвал рассказ на полуслове.
— Так и что бригада? — отвлекшийся было на заказ очередного полночного посетителя бармен снова переключился на Шэйда.
— А? Что? Какая бригада? — Тот слегка уже захмелел.
— Строительная.
— А?
— Понятно… Но, окей. Позволь пару вопросов. — Тон бармена становился всё ехиднее. — Дом, говоришь?
— Дом.
— Упал, значит?
— Упал.
— Под тяжестью лучей, стало быть?
— И-мен-но.
— Ты сам-то в это чушь веришь?
Шэйд посмотрел на бармена и чуть не просверлил его взглядом насквозь.
— Я тебе знаешь, что скажу? Трик был моим сменщиком на протяжении двух лет, он тоже бывший промальпинист. Друг, коллега. Я ему как себе доверяю. И раз он мне рассказал эту историю — вероятно, так оно и было? Благо, я сам видел много чудес всяких в своей жизни. И если ты не веришь в этот рассказ, следовательно, ты не веришь моему другу, а если ты не веришь моему другу — уж не хочешь ли ты сказать, что я… Как бы так помягче…
— Стоп, стоп, стоп, погоди, я ничего не…
— Что стоп? Это тот самый дом через дорогу, не веришь — иди, посмотри, там наверняка остались какие-то доказательства! Но не советую не верить, или ты, может, хочешь сказать, что я… я…
— Ладно, ладно. — Бармен не стал настаивать.
— Не ладно, чёрт возьми! — Шэйд криво ухмыльнулся — Да, ещё один грог за счёт заведения примирит меня с твоими сомнениями, пожалуй.

(7.9.2011)
Tags: что там дальше звездных карт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments