Tales don't tell themselves (chasoslov) wrote,
Tales don't tell themselves
chasoslov

Фестиваль

 photo da65ce4f-a90d-4ed7-9578-7c17e9efef29_zpsdbb2f4e6.jpg

На площади, обычно оживлённой, но воскресным утром — не в пример обычному тихой — стояла большая новогодняя ёлка, богато украшенная и переливающаяся всеми возможными цветами. Снующие туда-сюда редким потоком автомобили добавляли своих огней — и снег, наконец-то всерьёз пошедший в городе после двух недель проливных дождей, сверкал в свете фар и гирлянд тысячами снежинок-огоньков, падавших на землю, оседавших на еловых ветках серебристо-белым покровом.

Блэк Меллис — человек с серыми глазами, каштановыми волосами, в тёмно-синей водолазке и небрежно повязанном шарфе — улыбнулся подошедшей официантке и взял из её рук свой заказ. Чуть слабый дарджилинг с мёдом — любимое и самое подходящее этим утром. Утром одного из череды самых коротких дней в году.

Впрочем — коротких ли? — как посмотреть. Близость праздников делала каждый из этих дней бесконечно длинным. Вот и сейчас — будь воля Меллиса, он бы даром не сидел сейчас здесь. Но некоторые милые люди очень уж сильно уговаривали его приехать, а поводов тактично отказать — не нашлось…

Благо, гостиница «Чужой город» была единственным местом в этом — и правда чужом, но за все эти годы уже почти ставшем родным — городе, где можно было и со спокойной душой остановиться, и без особо неприятных чувств переночевать, да ещё и дарджилинг хороший выпить. Нет, правда хороший. Большой ценитель, Блэк Меллис был относительно близко — менее, чем через восемь рукопожатий — знаком с ответственным за поставки чая в этот отель и всегда мысленно передавал ему привет, когда заказывал очередную чашку. Человек своё дело знал на отлично.

Ещё один глоток — и в небоскрёбах, окружавших старый город и ту самую площадь — когда то, одну из центральных — начинают загораться окна, всё тусклее становятся отражения орбитальной иллюминации, пробивавшейся через облачное небо. Ночь хоть и длинная, но где-то далеко-далеко на востоке небо уже становилось из чёрно-бело-оранжево-разноцветного — тёмно-сине-рассветным.

Медитируя на заоконное изображение и наслаждаясь своим чаем, Меллис жестом подозвал официантку и, не глядя, указал в меню строчку с чизкейком.

Пожалуй, теперь утро будет совсем хорошим.

Через пару минут заказ был готов — Меллис так же точно забрал у официантки из рук блюдце с десертом — и когда та ушла, с удивлением обнаружил за её спиной другую фигуру. Энергичная девушка в очках, клетчатой рубашке, с бумажным стаканом кофе и планшетом, улыбнулась и протянула свободную руку.
— Утро, господин Меллис.
Меллис прищурился, он её не узнавал. Повисла секундная пауза.
— Это я вам звонила позавчера, ну?
— Ах! Да, точно. Вы. Эмм… Вера, да? Доброе, доброе. Здравствуйте. Да, вот я здесь, как и обещал. — Меллис ответил на рукопожатие, девушка быстро села за столик и начала что-то набивать в планшет. — Прошлым вечером заселился… Я смотрю, у вас тут чуть свет — работа уже кипит.
— Да, конечно. В наше-то время подготовить полноценный фестиваль… И ведь ещё здесь-то еле удалось выбить площадку. Так, ладно, не будем тратить времени, вам же ещё, наверное, ничего не объяснили? — Вера говорила, не отрываясь от планшета.
— Тратить? — Меллис усмехнулся. Обещанное мероприятие начиналось примерно через полсуток. — Ладно, не будем. Ну, объяснили вы в двух словах. Ещё потом кто-то из ваших звонил, уточнял… Ну, не знаю даже.
— Ну тогда… Тогда, смотрите. В пять вечера у нас подготовка начнётся, приходите на всякий случай, все остальные тоже соберутся уже к тому моменту. Это прямо тут, на втором этаже, большой зал. В пять у нас подготовка, технические моменты, но всё равно, приходите, если сможете. В семь, собственно, начало. Боюсь, задержимся, но…
— За два часа аппаратуру не подготовите?
— Ну почему же. Подготовим. Просто всякое бывает, а главным героям вечера так и вообще лучше не опаздывать. Ну так вот. В семь у нас показ, раздача наград, а потом открытая дискуссия. О ней вас, я думаю…
— Да-да, предупреждали.
— Прекрасно! Поучаствуете, да?
Меллис развёл руками и неловко улыбнулся.
— Почему бы и нет. Посмотрим, как пойдёт.
— Ну вот и замечательно. — Вера попыталась сделать очередной глоток кофе, но запрокинув стакан до упора, поняла, что он уже пустой. Оторвав взгляд от планшета, она на всякий случай потрясла стакан и тут же встала из-за столика.
— Хм. Кофе кончился. Ну ладно, побегу. Если что вдруг понадобится — найдёте, я всегда где-то тут рядом, ага?

Спустя мгновение, Блэк Меллис вновь сидел один. За столиком, но не в кафе — время бежало, люди в гостинице уже просыпались и шли завтракать. Некоторые — сюда.

Задержав последний взгляд на нарядной ёлке, Меллис расплатился за чай и пирожное. Он не любил даже и намёка на многолюдность.
...
...
На пустом лифте поднявшись на свой этаж, Блэк Меллис встал напротив окна около лифта и включил дифф с медовым картриджем. Окна здесь — как и в его номере — выходили на противоположную от кафе сторону.

И если та, восточная — смотрела на деловой район, на небоскрёбы, там и сейчас, воскресным утром, всё-таки шла жизнь, то эта, западная — выходила на чудом сохранившийся до нынешней поры старый город, исторический центр. Обширный район, значительными местами работающий в режиме аварийного музея, какой-то совсем игрушечный, но придававший этой гостинице дополнительного очарования.

Посмотришь в окно с одной стороны — одни пейзажи, с другой — совершенно другие. В одном — рассвет, в другом — ещё глубокая ночь.

«Чужой город».

А вот какой из этих двух…

Меллис дымил медовым паром и смотрел в окно. На покатые жестяные крыши, башенки-дымоходы и узкие переулки старого города тоже плавно садился снег. Большой ёлки, правда, не было, но её заменяли яркие гирлянды и разные украшения, которыми пестрели дома.

Длинная декабрьская ночь, горевшая новогодними украшениями, жестяными крышами, причудливо падающими снежинками и стилизованными фонарями, установленными тут месяц назад, проникала в гостиницу, отражалась в тусклом свете ламп, в тёмных обоях стен, в паркете, в тишине гостиничных коридоров… Такой, когда лишь изредка донесутся неясно откуда звуки открывающихся замков, каблуков горничных, бьющих по паркету.

Меллис выпустил последнее облако пара и обратил внимание, что картридж уже почти заканчивался. Спрятав сигарету в карман и достав ключ, он, стараясь ступать максмально мягко, пошёл к себе.

У двери в номер, взгляд Меллиса зацепила перспектива длинного коридора. Всё это как-то очень умиротворяюще действовало — канун нового года, тихая гостиница, ночь, плавно переходящая в день, а потом обратно.

И грядущий вечер закрытия фестиваля.

Меллис попытался на автомате вставить ключ в замочную скважину, но тот во что-то упёрся. На ручке висело картонное объявление, вроде тех, которые обычно вешает персонал, или постоялец, «не входить», «уборка» и тому подобное.

«ТЫДЫЩ И СЫНОВЬЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ!

Если в детстве вас манили бескрайние просторы космоса, если вам всю жизнь хотелось очутиться в этом холодном, неизведанном мире, то мы хотим вас ПОЗДРАВИТЬ, ведь сегодня у ВСЕХ наконец-то появилась ВОЗМОЖНОСТЬ реализовать свои давние мечты!

Компания ТЫДЫЩ И СЫНОВЬЯ предлагает ВАМ…
»

Околоземные станции с красивым видом из иллюминатора (как будто бывает некрасивый), Луна, мелким шрифтом — «при благоприятных условиях возможен Марс». Последние лет 20 этим уже никого не удивишь. Те, кого в детстве манили бескрайние просторы космоса, давно разочаровались, узнав, что бескрайние просторы — это, оказывается, техническая база на Луне. Ну, не все, конечно, но некоторые.

Меллис вздохнул. Душа сказочника если раньше, может, и рвалась куда, то давно уже нашла приложение своих сил в старомодном искусстве раскрашенных картинок, крутящихся с частотой двадцать четыре в секунду.
...
...
В фойе гостиницы постепенно становилось шумно и людно. Не сказать, что народу было очень много — полный кинозал, всего лишь — но приходили они дружно и целенаправленно, компаниями даже, поэтому возникало ощущение возникало неуютное.

Особенно для Меллиса, который любые толпы не любил, и теперь стоял на крыльце, докуривал медовый картридж, в ожидании подходящего момента для возвращения, да время от времени улыбался либо кому-то шапочно знакомому, который умудрялся его разглядеть в вечерней полутьме, либо каким-то совсем уж удивительным «поклонникам творчества» («Блэк Меллис, вы новый Синкай!»), которые мало того, что разглядеть умудрялись, так ещё и знали, как он выглядит.

— Доброго! — послышалось сбоку. Меллис недоумённо покосился в ту сторону — субтильный юноша в свитере, со стаканом кофе и планшетом в руках, обращался явно к нему.
— И вам того же. — он глубоко затянулся и выпустил облако пара в вечернее небо.
— Ну как вам наш, хе, потрясающий вечер, что скажете?
Меллис обернулся и посмотрел внимательно. На груди у юноши висел бейдж. А, ну…
— Ммм… эээ… Атер… Да, Атер, да, вы знаете, хорошо, замечательно. Столько приятных лиц я давно не видел в одном месте. Ну и организация мероприятия тоже на уровне. Для энтузиастов — на очень хорошем уровне.
Атер довольно улыбнулся.
— Столько хлопот с этим всем, вы не поверите.
— Поверю, почему ж.

По площади тихо ездили автомобили. Над ними возвышалась большая праздничная ёлка, вновь загоревшиеся огни которой отражались в стеклянных стенах небоскрёбов. В вечернем небе загорелись звёзды и огоньки орбитальных станций. Снег продолжал падать и сверкать в свете городской иллюминации и ёлочных украшений.

— Снежные тучи во всё небо. Планета окончательно повернула на зиму… Атер. Вопрос можно? — он сделал последнюю глубокую затяжку, выпустил облако пара и пристально посмотрел в глаза своему собеседнику. — Вы сами-то анимацию вообще как, любите?
Тот ответил несколько растерянным взглядом и такой же улыбкой.
— Что, простите?
— Забудьте… — Меллис махнул рукой в неопределённую сторону, — Поднимусь к себе, перезаряжу сигарету.

…падающий снег заскрипел на мощёных улицах старого города под каблуками человека, только что покинувшего отель через второй выход.

(19.12.2011)
Tags: что там дальше звездных карт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment