Сказки сами себя не расскажут (chasoslov) wrote,
Сказки сами себя не расскажут
chasoslov

  • Music:
Завтра не придёт, пока у нас идёт вчера
Дуй, дуй, дуй! Дуй, пока не сдует!

БГ


Мне нравилась пара песен Аквариума... ну я скачал одну... а потом ещё 24 альбома.
Главная фраза 2006-го года.


Аквариум-4000, или Как получить катарсис, сидя на последнем ряду Крокус Сити Холла.


- Помнишь, ты хотел поехать в долбаное Мякинино вместо долбаного танцпола в этой, как её, долбаной Арене Москоу, ась? Так пляши же - мы едем в долбаное Мякинино в этот триста раз долбаный Крокус на юбилейный концерт Аквариума и... и... короче, с тебя тыща с гаком, но это стоит того!! Ну даваааай, улыбнись, вспомни, как ты ходил на юбилейный концерт А в 2007-м, круто же было, правда?!
Тов. Хидака покачал головой - и широко улыбнулся. Настроение отличное!

Я же сдерживать восторгов своих не мог сразу - и, в общем, этого не делал. Ведь в моих руках был билет на 4000-летие Аквариума, на первый главный концерт этого года, на... на...

Нет, если бы всё происходило в июне, или, напротив, в декабре прошлом - ситуация была бы совсем уже невыносимо символичной, но апрель - тоже очень даже сгодится. Ведь кому-то 4000-летие Аквариума, кому-то, предположим, 40-летие. А кому-то - к примеру, мне - жалкое, но всё-таки пятилетие увлечения самой *нужное вписать* группой в *нужное вписать*. И пятилетие вышеупомянутого юбилейного концерта в Олимпийском, который был моим первым концертом А в жизни, да и вообще первым концертом в жизни.

Знаете, как в Москве 7-го ноября проходит парад в честь парада в честь Революции - так у меня тоже получался юбилейный концерт в честь юбилейного концерта. Зашкаливающий символизм происходящего. Одни совпадения.
...
...
Ст. м. Мякинино, на которой я был второй раз в жизни, и - надо же! - первый раз я там тоже был на концерте Аквариума, так вот, ст. м. Мякинино потрясла меня - снова - своей потрясающей недоделанностью, и удивила - впервые - тем, что в одном вагоне со мной до неё ехал не кто-то, а ажно сам А. Д. Липницкий. Предположив, что это ЗНАК того, что вечер будет отличным, а заодно решив, что Липницкий-то всяко знает, когда ехать, чтоб не опоздать, мы с товарищем влились в нестройную толпу и попёрли к залу.

Те, кто был в Крокусе хоть раз, может представить дальнейшую ситуацию. По разбитым дорожкам торгово-развлекательного комплекса каких-то космических размеров, по привычно выбитой плитке, лужам, льду, снегу, поскальзываясь и матерясь, толпа из метро минут 15 шла до входа в зал. Шла, шла, шла, шла, шла...

Надежды на отличный праздничный вечер рухнули где-то по пути в этот зал. Потом, конечно, восстановились, но сейчас - ещё как рухнули. Руины этих надежд окончательно прибила очередь на входе, и в гардеробе, и так далее.

Короче говоря, когда этот поход был завершён, товарища остановили на нашем этаже Крокуса и потребовали, чтобы он спустился вниз и сдал свою шинель. Он повиновался, ругаясь неприлично, но про себя, потому что был очень вежливый, а я...

А я?

Я услышал из открытых дверей, что играется лучшая песня Аквариума за последние годы - и понял, что чего-то всё-таки уже безвозвратно потерял.

КОЗЛЫ УРОДЫ ТАМ ЖЕ АРХАНГЕЛЬСК!!! А Я!! ЕГО!!! АААРРРРРГХ!!!!!!!

Что ж, юбилейный концерт начался!
...
...
Какая радость, когда человек слышит слова растамана,
Какая радость, когда человек что-то слышит...


Радость просто безгранична - человек в лице меня слышит наконец хоть что-то, в бешеной злобе занимая своё незаконное место (моё законное уже кто-то занял, но на этих выселках, в принципе, разницы никакой, прям как в Олимпийском), и начиная ритмично долбить копытом свежевспаханную землю. Впрочем, ещё пара куплетов умиротворяющего регги - и вот уже в душе благость и покой и как-то становится не так обидно, что я упустил лучшую, гррр, песню с "Архангельска". Устраиваясь в крокусовском кресле и раскладывая скарб по соседним, остро ощущаю разницу между этим креслом и, во-первых - клубом, а во-вторых и главных - чортовыми ступеньками пятилетней давности Олимпийского.

Хотя, в каменно-пластиковых трибунах тоже есть своё очарование, конечно.

А Слова, тем временем, завершаются трёхминутным регги-джазовым джемом - сегодня такого будет вообще очень много и это очень здорово - вокруг основной темы в исполнении Рубика. Завершаются, иииии... Скорбец!!!!!

Вспоминаю прошлоиюньскую Арену, когда я вошёл на танцпол, так же упустив именно его, как сегодня - Архангельск, и этот факт меня слегка примиряет с сегодняшней досадной неудачей. Исполняемый потрясающе, как-то особенно блюзово и жостко, с иногда оглушительно прорезающейся скрипкой Сура (с другой стороны, именно на Скорбеце мне первый раз за концерт пришло в голову ощущение, что либо это мой ревер сошёл с ума, либо со звуком вообще что-то не так - как потом выяснится, не одного меня это ощущение посетило. звук был как, простите, в Б1). Но - Скорбец же!!!! Всматриваюсь в далёкую сцену и пытаюсь осознать, ГДЕ я и ЧТО вокруг. В голове кружатся ассоциации со всеми концертами прошлых лет - юбилей, а.

И, без паузы - сцена становится тёмно-синей, только Рубекин и БГ остаются в свете прожекторов. И зал, эммм, тихо аплодирует первым словам - "восемь тысяч двести вёрст пустоты..."
Четвёртая песня - и это уже какой-то блок на тему неизбывной тоски получается, увенчанный самой подходящей моменту вещью. А человек, пишущий сейчас эти буквы, снова, не вставая с места, ударяется в воспоминания - 8200 была одной из самых первых песен Аквариума в конце декабря 2006-го, которую я наугад врубил из скачанных за один вечер 24-х альбомов, а потом слушал на репите этак раз сто тысяч. Очень-очень-очень.
- Спасибо! И создаётся ощущение, что после этой песни, в общем, петь уже больше нечего, потому что уже всё. Конец. Ан нет! Это не конец. Это и было начало.
Абсолютно справедливо замечает Автор, и под бой барабанных палочек - неожиданно бодрое вступление пятой песни, всё равно очень даже укладывающейся в тот же самый условный блок. "Огонь Вавилона". С - да! наконец-то! - невозможно чудесной флейтой Финнегана, нещадно терзаемой Шаром перкуссией (соло на соло-барабане, как бишь он называется, вовсе сорвало аплодисменты посреди песни), и вообще - замечательно.

После чего - своеобразная рифма с 8200, и ещё одна вещь с Архангельска - Небо цвета дождя. Печальное и прекрасное.

Иии...

Не меняя положения на сцене, БГ перебирает струны, а прожектора вспыхивают демонически-красной иллюминацией (прям как пять лет назад на "Мама, я не могу больше пить", тут же подсказывает память). Но в красный сразу вплетается синий, становится понятно, что сейчас будет другая песня. Совсем противоположная.

А танцпол несколько раз порывается встретить аплодисментами это что-то, пока неизвестно что - но всякий раз осекается в неуверенности. Даже когда аккорды уже ТЕ САМЫЕ, и у меня самого непроизвольно растягивается улыбка до ушей.

Ветер, туман и снег...

И зал наконец-то разражается овацией. Чёрт.

Чёрт!

В голове снова всплывает мой самый первый концерт А, юбилей которого в эти минуты в Крокусе как раз и происходит, когда под пиратским флагом по залу блуждала иллюминация в исполнении, тогда ещё, Марка Соломоновича Брикмана, а я сидел где-то под потолком, как водится, куда всё это не доставало, и всё равно не мог поверить, что я сейчас, здесь, слышу эту песню. Слышу. Эту. Песню.

И сейчас, после вступительного блока концерта - нечто. Ощущение причастности к историческому событию - оно, конечно, не покидало меня с момента покупки билета на концерт, но когда ты сидишь на праздновании 4000-летия и слушаешь Аделаиду, пять минут, семь минут - то ощущение это накатывает с многократной силой.

Краем глаза замечаю, что товарища из катакомб раздевалки наконец-то выпустили, он сидит где-то неподалёку и, встретив мой взгляд краем глаза, сигнализирует мне что "Круто!!!" - я радостно тамз-аплю товарищу, потому что этот человек услышал Аделаиду впервые чуть ли не недели две назад. Что ж, лучше поздно, чем этосамое - заодно и вживую наконец-то оценил!

Но всё когда-то кончается - и красно-синяя иллюминация сменяется зелёной.

Ты улыбаешься. Должно быть, ты хочешь пить...

О!!!

И ещё!!! Змею зал встречает почти так же радостно, как и Аделаиду, а под конец оркестр на сцене окончательно расходится и, снова, одно за другим следуют то соло Тимофеева на гитаре, то Сура на скрипке, то духовой секции на духовых инструментах. Смотрится это всё по-прежнему совершенно замечательно и очень по-пиратски, хотя никакого пиратства сейчас в эстетике нету даже приблизительно. А великая вещь (я её, кажется, второй раз на концерте слышу, что ли) со всем этим - обретает новое звучание.
- Спасибо!

И вот, первый, бвахаха, ШОК этого вечера, который, по понятным причинам, до моей галёрки почти не долетел. Но всё-таки, когда какая-то часть моего уха с трудом, но расслышала фальшивый невпопад строчки ЛЮБИМОЙ ПЕСНИ с "Песков Петербурга" - я заржал вместе с таким далёким танцполом, где всё это, видимо, и происходило. То ли от неожиданности, то ли от радости, то ли от того, что это было дико смешно. В любом случае, "Детство прошло в Сайгоне..." хором - да, блин, люди, кто до этого вообще додумался там, если вы, вдруг, читаете эти строки, то спасибо за этот момент - это было совершенно офигительно.
- Райские звуки! - заметил Автор и тут же, под аплодисменты, заиграл, увы, не Банку, но вступление "Лошади", открывая целый - такой привычный и любимый - блок песен с альбома, в котором на первый план, как, опять же, водится, вышел Финнеган, отчаянно зажигающий на своей флейте.
- Спасибо! Вы прекрасны сегодня!
Следом - Анютины Глазки. И - вот уже не просто флейта в песне Аквариума, а полноценный инструментал. И уже не только Финнеган и флейта - но даже волынка!! А потом снова ЛБ - Неизъяснимо.

Ну, что ж.

Следующий номер описать невозможно, и его надо видеть, благо современные шайтан-устройства нам это позволяют - прогресс неумолим - но на всякий случай я всё-таки воспроизведу текстом. Потому что это было... БЫЛО, в общем.

- Теперь перейдём к самому главному, ради чего мы сегодня собрались... - предупреждает БГ.
- 40 лет!
- 40 лет ерунда! 702 года тому назад в Париже на Ile de la Cite был сожжён прецептор Ордена тамплиеров Жак де Моле. По приказу короля Филиппа IV (Philippe le Bel). И папы Климента V, насколько я помню. Обоим из них не поздоровилось, но никто не знает, почти никто не знает, что Жак де Моле передал подробные, детальные инструкции о том, чтобы спустя 702 года после его смерти, правда всё-таки бы обнародована.
- Ура!!!
- Сегодня настал этот день.
- *бурные аплодисменты*
- Методами, доступными нам - не все из которых мы имеем право называть...
- Умберто Эко... *не вполне разборчиво*
- Мы... Умберто Эко отдыхает! Он не всё знает. *пауза* Мы попробуем средствами, доступными нам, передать вам историю создания цивилизации в Европе. Историю создания Термозубов. То, что сейчас будет происходить, называется "публичный беспорядок в четырёх актах"... в четырёх действиях. Первый акт - это изобретение термозубов Аттилой-гунном и Юлием Цезарем... и поклонение народов Европы восходящему солнцу цивилизации. Второй акт, насколько я помню, это исследование дна Атлантики с помощью современных средства и древних средств, запечатлённых в виде старинных мелодий Майя. Третий акт - это, собственно... Это очень долгая ист... Короче говоря, я не буду вам щас рассказывать! Всё это появится в интернете на неизвестном сайте, на китайском, скорее всего, языке, и тибетском тоже. Может быть, каких-то ещё. Вот. Но, те, кто захотят, узнают эту историю, она, на самом деле, является поворотной для цивилизации. Сегодня - именно тот день! Когда земная цивилизация поворачивается в новую сторону! Итак!
- *бурные овации*
- "Термозубы. Публичный беспорядок в четырёх актах"!



- Поздравляю вас с официальным началом весны, человечество!
И - Марш священных коров! Отличный, абсолютно уместный в качестве выхода из такой феерии. И который я впервые услышал на одном из первых же исполнений год назад, в Арене, где он знаменовал собой "песню навстречу наступившему лету". А тут - весну. В общем, самая подходящая вещь сейчас.
- Спасибо!! Позвольте, пока суть да дело, представить мне героев, которые вместе с нами исполняют древнее пророчество. Борис Александрович Рубекин.
- *здесь и далее - аплодисменты и овации*
- Секс-символ русского рока, гроза русской ударной школы - Шар.
- ...
- Стальной смычок Северо-запада - Андрей Суротдинов.
- ...
- Близкий родственник первопечатника Ивана Фёдорова, мультиинструменталист, знаток санскрита и других древних языков... Знаток _музыкального_ санскрита и других древних _музыкальных_ языков - Игорь Тимофеев.
- ...
- Неумолимый, неистощимый, неиссякаемый - Лиам Брэдли.
- ...
- Автор книги "400 советов по пчеловодству" - Александр Титов.
- ...
- Сын холмов! Брайан Финнеган.
- ...
- Герой многих книг, богиня Йоркшира - Бекки Тэйлор.
- ...
- Единственная в мире казачья духовая капелла "Шашки Шамбалы" - есаул Антон Боярский, Алексей Дмитриев, Сергей Богданов.
- ...
- Ну а теперь перейдём, наконец-то, к площадным танцам и маршам!

И, без остановки - Капитан Беллерофонт! В продолжение ещё одного блока песен с Архангельска, и после заглавной песни - так самый, наверное, ударный номер альбома. В смысле бодрости и ритмичности. Площадные танцы и марши - просто на ура, я сижу и радуюсь, продолжая тупо колотить пальцами по подлокотникам. И в какой-то момент замечаю, что Беллерофонт уже закончился, а у нас - Тайный Узбек. Которого я впервые услышал ровно в этом зале, в октябре 2010-го года. Как всегда замечательный, даже медитативный - самое то раскачиваться из стороны в сторону и зажигать зажигалки/мобильники. И, как всегда, Узбек этот напоминает мне то Терапевта, то, в целом, саунд времён СХ, то ещё что-то, где тоже много рубиковых клавишных. И как-то от этого всего очень радостно становится.

Что ж, аплодисменты. Ну а после нииих...
Изящное гитарное вступление - и БГ, аккурат перед самым началом, настраивает на соответствующий лад, показывая отличие следующий песни от Беллерофонта:
- Танцы в парке!

В железном дворце греха живёт наш ласковый враг...

!!!!!!!!!!

Я наконец-то подрываюсь со своего места и... Встаю над креслом. Делать нечего, бежать некуда, поэтому продолжаю долбить копытом, но уже стоя. А за спиной задние редкие ряды в самом деле устраивают танцы в парке. Как и танцпол. И - самое главное - как и сцена. БГ танцует с Финнеганом, Тимофеев танцует с саксофоном - боги мои, это феерично.
В общем, отличное вступление заключительной, видимо, и ключевой (ну, после Термозубов) части концерта. Отличное, офигенное и, если честно, шедевральное абсолютно. И в этот момент уже начхать на отстойный звук Крокуса, на отстойные места - из сияющей пустоты колонок доносится одна из самых потрясающих песен Костромы - и что ещё надо для счастья?
- Любимые, с вами очень хорошо, спасибо. - делится примерно похожими впечатлениями Автор и, под овации зала... Пока не начался джаз. Совершенно непривычный и абсолютно удивительный, с очень сильной инструментальной частью. И сразу, без остановок, в продолжение - Моей звезде. Под ещё более громкие аплодисменты, хотя казалось бы. А с моей физиономиии улыбка, кажется, не сползёт уже до самого финала концерта.
- Спасибо! Знаете, есть такие вещи, для которых слов-то, в общем, нет. Вот это - одна из них.
Вот совершенно так, да.

И сразу после этого флейта Финнегана превращается в гармонику Автора - и горький дым, и горький чай, точнее, только второе. Снова радостные, полные счастливой ностальгии аплодисменты зала и снова одна из самых вечнолюбимых вещей. Вспоминаю, эххх, вспоминаю, как впервые услышал Чай на том самом, юбилейном, 350-летнем концерте... Как же это было прекрасно.

Что ж, ну а после короткой передышки из сразу двух классически-спокойных песен...

РЕЗКИЙ контраст!!!

Снова подрываюсь на своём месте и стою буквально лицом к звуку, абсолютно счастливый. Дисторшен проникает прямо в грудную клетку, чего не так часто можно испытать на концерте А, но и ЭТУ песню не так часто, чёрт возьми, совсем не так часто можно услышать - Она может двигать!!

И, без пауз, снова мягкое, спокойное вступление, с клавишными переливами и аплодисментами публики. В невменяемом от селф-слэма на двадцати квадратных сантиметрах моего личного танцпола состоянии, стою я, и от секунды к секунде жду, когда же наконец первый куплет превратится в то, что, по идее, должен. Есть, конечно, некоторые сомнения - а вдруг в таком темпе и будет? Но...

АААААААААААААААААААААААААААА!!!!!!!!!!!!

Экстатический крик пролетает под параболическим потолком Крокуса и я начинаю долбить копытами уже обоими и хэдбэнгить аки под Мастер оф Паппетс на Металлике - одна из самых любимых вещей Аквариума 90-х, ещё одна из тех песен, на которую я рандомно наткнулся в ту самую декабрьскую ночь. Максим-Лесник - подпеваю уже просто в полный голос, надеясь, что над головами соседей всё пронесётся незаметно. А другие соседи - сами танцуют, окончательно создавая атмосферу. Это галёрка! И это танцпол на галёрке! Это рок-н-ролл, козлы!! \m/
Схватившись за голову, дослушиваю последние секунды песни, планируя сейчас рухнуть обратно в кресло - наивный!

Каждый из нас знал, что у нас есть время опоздать...

Катарсис. Что тут добавишь. Небо становится ближе, чем когда-либо.
- Спасибо. Спасибо, что пришли сегодня.

И - в завершение - Сокол. Идеальная закрывающая вещь на любом концерте.

Всё. Люди некоторые начали покидать зал.

Дураки.
...
...
Иииииииииииииииии...............

- Какой небесной красоты розы, боже мой! Придётся спеть песню.
Зверский ритм, зелёная иллюминация, Финнеган, нещадно терзающий флейту - Стаканы!!! Идеальный вывод из анабиоза! Зал снова танцует, я снова сбиваю начисто свои ладошки и продолжаю пробивать дыру в преисподнюю крокуса своим копытом. Смотрю по сторонам - счастье, чёрт возьми, счастье читается на лицах окружающих! Все хлопают, пляшут, радуются!

И, снижая темп, но не выходя из настроения - Растаманы из глубинки. К сожалению, без классического вступительного слова, но всё равно отличные, и, да, под конец концерта - растаманская тема замыкается.

Мама, в каникулы мы едем на Джамейку
Мама, в каникулы мы едем на Джамейку
Стучаться в двери травы...


Без пауз - БГ советует слушателю обратиться в дом престарелых, и затягивает, чёрт возьми, Дубровского. Весь прошлый год пелся Поезд в огне, а теперь снова зеркальное этого самого Поезда отражение. Идеальное, на самом деле, соответствие политическому моменту.

Ну а зал опять пестрит зажигалками, мобильниками и прочими источниками света. БГ прекрасен и замечательная совершенно Бекки Тэйлор, наконец-то, выходит со своей волынкой на первый план. А в паре с Брайаном - что ж, на этот раз Дубровский становится каким-то абсолютно ирландским.

Самый длинный бис аквариумовского концерта, что я помню - продолжается. Честно говоря, помня плейлисты и уже догадываясь, что будет дальше, я делаю вид сам для себя, что готов к этому, но когда гитарное вступление наконец звучит - радостно ору, что осталось сил у охрипшего горла.

Отец Яблок! Необыкновенная вещь с аналогичного альбома. И - да! - один из самых шикарных, эээээ, риффов? Аквариума. Раз такое дело - то Тимофеев, как положено, оттягивается на гитаре на полную. А нам - нам, как, опять же, положено - бесконечно странно. Аж до самого конца песни, когда...

Тихо, тихо...

На ход ноги. Мы возвращаемся в наши дни и в наши концертные программы. 4000 лет замкнулись. Одно масштабное полотно сменяется совсем уж эпическим - весь сегодняшний концерт в одной предзаключительной песне.

- Спасибо, любимые!
И - финал. День Радости. Вот теперь точно всё - и прожектора в лицо отчётливо говорят нам об этом.

- Любимые, спасибо, что пришли сегодня сюда. <...> Любимые! Вы прекрасны. Спасибо!

ВАМ СПАСИБО!

За эти 4000 лет.

И - особенно - за последние пять из них.

"Между тем, кем я был - и тем, кем я стал..."
Tags: лучшее, музыка, отчёты
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments